08:13

Посмотрел финал прекрасного в своей, увы, нереальной романтичности сериала Newsroom. Метафора с Дон Кихотом очень хорошая. Да и сама финальная серия замечательная. Я бы посоветовал её показать тем, кто считает Лайф Ньюс и прочее таблоидное говно — журналистикой, повторяя как мантру «пипл хавает и даёт нам рейтинг и трафик».

The-Newsroom-Sam-Waterston
Фото: HBO

 

Уровень ответственности журналиста перед аудиторией не в том, чтобы давать ей то, что она требует. А в том, чтобы давать ей то, что действительно важно. Воспитывать, образовывать, заставлять думать и понимать то, что происходит. Не вкладывать своё восприятие мира в мозги аудитории, а заставлять их мозги искать ответы, выдавая необходимую для поиска информацию.

И искренне жаль, что киношная редакция вечерних новостей канала ACN — это такой крик в пустоту о том, как всё могло бы быть, если бы новости делались, исходя из принципов журналистики, а не на потеху толпы.

Но как же здорово, что у Аарона Соркина (автора сериала) хватило храбрости сделать такой сериал, рискуя попасть (и попав, в итоге) под яростный критический обстрел редакционных прагматиков и новостных маркетологов, считающих, что пиплу нужно давать то, что он хочет, потому что трафик=деньги. Другие же обвиняли его в том, что он лукавит о новостном мире, создав нереальные образы журналистов, которые вводят в заблуждение тех, кто собирается посвятить свою жизнь этой профессии. Но как же было бы прекрасно, если бы журналистику наводнили такие донкихоты! Тогда профессия снова стала бы уважаемой. Перестали бы сравнивать журналистов со шлюхами по уровню продажности.

Дон Кихот — это тот образ, который обречён на провал, но которому так хочется подражать, потому что он искренне хочет изменить мир. И не просто хочет, а действует.

У журналиста есть замечательный шанс поступить так же. Всегда есть выбор: идти за толпой или вести толпу за собой. Ну хорошо, пусть не толпу. Но, на мой взгляд, 1000 думающих стоят миллионов бездумных.

Крайне важно уважать свою аудиторию. И помнить, что уважение к ней проявляется не в том, чтобы выдать ей очередную порцию жвачки, которую она требует. Мы не в римском колизее. Уважение заключается в том, чтобы думать о ней чуть лучше, чем она есть на самом деле, стимулируя её к развитию и давая ей соответствующую информацию для этого.

***

Ну и ещё один момент из сериала, который крайне важен в современном медийном мире. Отделение журналистов от коммерческой службы. В сериале на этом был выстроен конфликт между президентом телеканала, журналистами и владельцами. Владельцы требовали рейтингов и аккуратности в выдаче информации о «меценатах» телеканала, а редакция хотела делать честные и качественные новости.

Журналист не должен знать, какой материал наиболее коммерчески привлекателен. Точнее, он это может знать, но в редакции должна быть так выстроена работа, что этот критерий для журналиста просто не должен существовать.

А вместо этого должен быть другой: важность новости, степень её влияния на аудиторию.

Конечно, любой здравомыслящий менеджер должен воскликнуть: не будет коммерции, нечем будет кормить журналистов. И он 1000 раз прав. С одной оговоркой, за которую Соркин, его персонажи из редакции ACN и вообще весь сериал Newsroom так же получил свою порцию критики.

И оговорка такая.

Ищите умного рекламодателя или другого источника финансирования, который понимает разницу между миллионной толпой и тысячей думающих индивидуальностей. Завоевав расположение первых, вы получите безвольную аморфную толпу, чьё настроение настолько переменчиво, что уследить за ним и удовлетворять его — задача неблагодарная и дорогая. Проблема толпы в том, что её внимание сложно удержать и почти невозможно им управлять. Завоевав расположение вторых, вы получите ответное уважение к тому, что вы делаете. И очень крепкую лояльность. Ну и, конечно, самоуважение и личная гордость за то, что вы делаете — далеко не последнее дело.

Такая вот романтика, спровоцированная самым романтичным и потому прекрасным (в век медийного цинизма и таблоидов) сериалом о медиа — Newsroom.

Ну и да… С Новым годом! Удачи всем и оптимистичного взгляда на собственную жизнь без оглядки на других.

11:32

2 августа 2012 года я запустил этот сайт.

По законам жанра нужно было бы сказать сейчас что-то типа «я тогда и не подозревал, куда это всё выльется» и всё такое… Но буду честным: я с самого первого дня думал о том, чтобы этот сайт быстро перерос формат блога и вырос во что-то большее.

Не скажу, что всё получилось, но уже приятно осознавать, что ты делаешь что-то, что интересно кому-то, кроме себя самого.

Были за эти два года не самые удачные времена для сайта. Они все связаны с тем, что у меня бывали периоды жуткой нехватки времени на обновление новостной ленты. И сайт простаивал. В такие моменты мне было реально стыдно. :) И было до жути обидно, что времени нет.

Но всё приходило в норму, так или иначе.

Итак. Немного цифр и фактов за два года.

  • За время существования сайта было опубликовано 1885 материалов.
  • Самый первый материал — про фэйл NBC во время Олимпиады в Лондоне.
  • Самый популярный — смешной переводной текст «8 причин не влюбляться в журналиста», который я поставил на сайт 14 февраля 2014 года. По непонятными причинам он просто взорвал трафик и заработал несколько тысяч лайков в ФБ (правда, после переезда на новый домен, эти лайки все пропали, но не важно).
  • Самый большой источник трафика — Facebook. Далее — Twitter. ВК, если честно, я забросил (там сейчас только автоматический постинг и всё) и не слежу.

20 самых популярных материалов за 2 года выглядят следующим образом:

1. Восемь причин не влюбляться в журналиста
2. Как правильно оформлять тексты. Инфографика от РИА Новости
3. Кастомизация главной страницы новостного ресурса на примере Guardian
4. Журналистика и кошки — 3
5. Идеальная длина элементов контента. Доказано наукой
6. Видео для взрослых в формате 4K Ultra HD: видно каждую деталь
7. Как Quartz успевает создавать визуализацию к текущим новостям?
8. Кто чем владеет в российском медиа-бизнесе
9. Журналист. Ньюсрум. Кошки.
10. Contently: behance для журналистов
11. Большой список полезных ресурсов для дизайнеров и web-разработчиков
12. Как сделать отличную обложку. 4 простых совета
13. Журналистика и кошки — 4
14. 100 медийных и журналистских аккаунтов в твиттере, которые не грех зафолловить. Добавляем ещё!
15. Из безвестного фрилансера в New York Times
16. Считаете, что самый крутой рекламный баннер — в «шапке» страницы? Зря…
17. Журналистика и кошки — 7
18. Блокбастер сезона: анимированные гифки возвращаются
19. 11 ресурсов для визуализации данных
20. Журналистика и кошки — 5

За всё время существования сайта, кроме меня, на нём публиковались ещё несколько человек, которым я очень благодарен:

Мы делаем пару спецпроектов:

В апреле 2014 года я перевёз сайт на новый домен — mediamedia.me. Во-первых, он красивее, чем media-media.ru. Во-вторых, домен вне зоны .ru как-то сейчас спокойнее иметь, мало ли что может не понравиться кому-то на сайте.

Вот такие будни.

Что впереди? Если честно, я уже зарёкся загадывать. :) Знаю одно — журнал будет развиваться. У нас почти готов редизайн, но никак не хватает рук допилить и выложить.

Глобальная цель — создание нечто среднего между HuffPost и Buzzfeed, но на медийные темы. Мощная заявка? Ну, как говорится, «спать — так с королевой, воровать — так миллион». Посмотрим, во что это выльется.

Отдельно хочу сказать спасибо всем, кто комментирует, ретвитит, репостит и просто читает этот журнал.

Если есть что-то, что можно обсудить — пишите!

10:06

Речь пойдет о минимализме. Очень не хочу приравнивать минимализм к тренду. Тренд — это всего лишь тенденция, актуализация.

А за тем, что актуально обычно бегут, зачастую забыв о сути и философии, которые изначально были заложены. От этого появляется множество подделок и уже непонятно где настоящий, чистый продукт, а где новый «песевдовиток» тренда. Поэтому, позвольте мне полностью отойти от этого пустого понятия.

Я часто сравниваю дизайн с приготовлением еды:
Если у тебя есть всего несколько ингредиентов,
ты должен быть более изобретательным
Карел Мартенс

Итак, источники минимализма лежат в нашем сознании, которое стремится к ясности и пониманию сообщения коротко и просто. В повседневной жизни человеку не хочется вникать в картинку и сквозь множество элементов выискивать посыл, который хотят до него донести. Нам будет понятнее схема «текст — фон», а не «текст — поле элементов — фон».

Вообще, минимализм — это ограничение в инструментах создания продукта. В Европе уже давно поняли, как эти ограничения помогают создавать качественный продукт. Кто-то называет причиной этого понимания общую атмосферу, которая зависит от географических привязок, например, в той же Европе все достаточно спокойно, просто и однообразно, отсюда и складывается стилистика дизайнера. Но с другой стороны, не важно где ты родился и живешь, важно, как ты видишь и понимаешь, важно то, какие рамки ты ставишь себе и насколько правильно используешь их.

Пример крутого минималистичного дизайна

Gimsel-Organic-SupermarketStudio-Beige KAE-—-Strategic-MarketingSocio-Design

Карел Мартенс — известный нидерландский графический дизайнер говорит: «Раньше в распоряжении дизайнеров было мало инструментов: чтобы придумать что-то, мне нужны были только бумага, карандаш и ножницы.» Действительно, это так! И это помогало дизайнерам быть более изобретательными, это помогало создавать что-то интересное и новое.

Сегодня дизайнеры имеют множество инструментов для создания продукта, но, увы, эти инструменты не помогают им делать что-то поистине стоящее. В глубине множества элементов, цветов и картинок дизайнер научился прятать посыл, который так необходимо донести до потребителя. Дизайнер задает потребителю загадку и забывает давать подсказки. Отсюда выходит недопонимание. Потребитель понимает продукт по-своему и, к сожалению, не всегда верно, а иногда, не найдя ответ, запоминает лишь wow-оболочку, забыв о поиске сути.

Кстати, в России очень актуален этот «Wow-дизайн». Быть может, дело в том, что наш менталитет построен на любви к «громкому самоопределению»? Поверьте, я ни в коем случае не хотел оскорбить кого-то или сказать, что это дурно. Это, всего лишь, факт, это реальность, быть может грустная для кого-то, а может быть и хорошая для других, но факт того, что чистый контент в России, зачастую, просто не понимают остается фактом.

Я позволю себе попытаться объяснить причину происходящего. Помимо менталитета, я думаю, дело в страхе и отсутствии смекалки. Страх сделать продукт «пустым» постоянно преследует дизайнера, а отсутствие смекалки не дает ему побороть этот страх. Смекалка необходима для того, чтобы настолько точно подобрать и построить верно элементы, что их минимальное количество не делает продукт пустым.

Кстати, я не говорю про заказчиков, которые «ломают» дизайнера и его представления о дизайне. Но я считаю, что 2014 году уже стоит выкинуть фразу «Клиент всегда прав!». Нужно уметь продавать такой продукт, который является симбиозом представлений заказчика, ожиданий потребителя и взглядов дизайнера.

09:08

Гулим Амирханова, медиа-тренер и автор сайта Best-App.ru, написала у себя в Facebook заметку про дипломные проекты выпускников журналистских специальностей вузов.

«Вот почему в некоторых западных вузах, выпускающих журналистов, дипломные работы — это издание собственной газеты, создание работающей бизнес-модели, создание своего радио, съемка собственной телепрограммы, запуск сайта и тд — причем, все должно быть продумано с точки зрения коммерческой успешности и быть таковым.
А у нас (в хороших казахстанских вузах) унылые текстовые дипломки о какой-то там подаче чего-то/кого-то в казахстанских СМИ. Пусть были бы и исследования (нужны теоретические вещи), но так и пишут же их, не исследуя ничего, и принимают эти работы так же»

На самом деле, это общая проблема, мне кажется.

При этом создать простенький, но качественный ресурс за время написания диплома — не такое уж и сложное дело. А главное — жутко интересное. Уж куда интереснее унылых выкладок и «анализа публикаций».

Кроме того, можно объединиться группой и написать коллективный диплом, сделав из этой группы единомышленников редакцию проекта. И если проект сделан качественно — чем не заявка на его дальнейшее существование после защиты! А это уже начало карьеры и работа в созданном тобой же ресурсе.

Технически вопрос исключительно в желании и в наличии того самого человека с достаточной пассионарностью. Это может быть и руководитель диплома, и какой-то активный студент, которому интересно не просто писать материалы по заданию редактора/преподавателя, но и создавать что-то.

Сама по себе схема простая.

Есть организатор, тот самый с пассионарностью, а остальные — исполнители по конкретным направлениям:

  • кто-то считает экономику;
  • кто-то пишет редакционную концепцию и правила текста;
  • кто-то прописывает мультимедийные стандарты;
  • кто-то соцмедийную стратегию разрабатывает;
  • кто-то технически сайт делает;
  • кто-то контент-менеджментом занимается;
  • кто-то делает инструментарий для продажи рекламы (определяет рекламные возможности, прайсы и медиакиты составляет);
  • кто-то анализирует местный медийный рынок и делает стратегию продвижения ресурса;
  • кто-то делает анализ публикаций в конкурентных медиа по основным тематическим направлениям, которые будут освещаться на новом ресурсе, разрабатывает на основе этого анализа формы и форматы подачи материалов для нового ресурса;
  • кто-то будет делать материалы.

Таким образом, в таком дипломном проекте можно каждому найти работу по интересам, возможностям и навыкам. Было бы, действительно, желание.

Ну и в качестве примера приведу один из моих любимых студенческих проектов. Бирмингемский университет не имеет журналистского отделения, но зато имеет шикарный новостной проект, организованный студентами во главе с будущим географом Крисом Хатчинсоном и будущим инженером Джошем Холдером. Проект называется Redbrick.

Таким проектам (а так же студентам, которые не боятся их делать) можно только завидовать и испытывать к ним безграничное уважение.

Ну а, с другой стороны, кто мешает сделать такой же, но свой? Никто.

09:04

Любопытная статистика от ComScore и Flurry. Вопреки некоторым данным, пользователи больше времени проводят не в мобильном интернете, а в приложениях.

apps_dominate_hires-resized-600-2

При этом, количество мобильных и десктопных пользователей практически сравнялось.

comscore-mobile-users-desktop-users-2014-2

Чем это может грозить?

  1. Львиная доля реализации приложений приходится на два крупнейших магазина: AppStore и Google Play. Они решают, какие приложения будут появляться в ваших устройствах, а какие — нет. Они отказывают разработчикам, то есть, по сути, цензурируют рынок. И конца этому контролю пока что не видно. Поэтому — опасна монополия на мобильный рынок приложений.
  2. Вполне может случиться ситуация, когда рынок завоюют несколько приложений, установленные на каждом смартфоне и планшете, и которые будут решать все основные задачи пользователя. И для новых проектов просто не будет места. Это как с кабельными операторами — есть несколько операторов, которые рулят миром ТВ, и чтобы попасть в этот пул, нужны просто невероятные финансовые и прочие ресурсы, которых у независимых проектов попросту нет.

Впрочем, пока что до этого далеко, конечно. Но это вполне реальный сценарий развития мобильного интернета.

08:24

Очередной обзор лучших обложек месяца. На этот раз — мартовские.

Rolling Stone (Россия)

1 copy

Хорошая новость для русских читателей журнала «Rolling Stone». В марте вышел первый номер после месяцев затишья. Когда главный редактор журнала Александр Кондуков объявил о временной приостановке выпусков издания, все подумали, что это конец. Я даже специально пошёл и купил последний заявленный номер с Эминемом на обложке. Но кризис, слава богу, оказался временным, и вот он — мартовский номер, пахнущий свежей печатной краской.

Internazionale (Италия)

2

На фоне главного мартовского события — присоединения Крыма к России — забылась и закончившаяся победой России Зимняя Олимпиада, и государственный переворот, совершённый на Майдане с сотней убитых. Западная пресса быстро приняла новое правительство Украины и теперь пишет только об одном: Россия (СССР в уме) захватила Крым. На обложке итальянского «Internazionale» красный мишка — типичная для европейцев «клюква». А что, мы любим мишек, мы не против. Идея обложки главного редактора Джованни де Моро, а с дизайном помог Марк Портер.

Good (Дубай)

3

Дубайская версия журнала «Good» выпустила номер с пустой обложкой. Редакция решила никак не украшать её, поддерживая таким образом акцию фонда «Cancer Research UK». Организация собрала уже больше полутора миллиона долларов, попросив женщин присылать селфи без макияжа и внести посильный взнос на благотворительность (ищите в твиттере и фейсбуке по тегу #nomakeupselfie дополнительную информацию).

Time (США)

4

На обложке американского журнала «Time» — пропавший самолёт «Boeing 777» авиакомпании «Malaysia Airlines», совершавший рейс MH370. Таинственное исчезновение с радаров, изнурительные поиски обломков. Где сейчас самолёт, выжил ли хоть кто-нибудь? Вопросов больше, чем ответов. К созданию обложки приложили руку арт-директор Д. В. Пайн и фото-редактор Кира Поллак.

Variety (США)

5

Лягушонок Кермит — одна из самых известных кукол Джима Хенсона. Кермит создан из пальто и двух шариков для пинг-понга. Его все знают и любят. Интересно, что у этого знаменитого лягушонка есть своя звезда на голливудской аллее славы. Красивая яркая обложка с перевёрнутым Кермитом — результат работы десятка людей от креативного директора Криса Михала до фото-редактора Мишеля Хауфа.

Esquire (Испания)

6

Обожаю региональные «Esquire» за то, что не боятся экспериментировать, в отличие от американского «Esquire», где всё стандартно: либо фото знаменитости, либо девушки. Испанский журнал решил шокировать и добавил остроты на обложку: кровь.

The Economist (Великобритания)

7

8

Английский «The Economist» отличился: сразу две обложки мартовских номеров подряд посвящены президенту России и его «приключениям» на Украине. Заметим, что на первой обложке, где карта, Крым находится в составе Украины. Вторая обложка сделана как-то наспех. Зато есть любимая на Западе фотка топлес Путина. И заголовок: «Новый мировой порядок». Россия на коне, одним словом.

Vanity Fair (Италия)

9

Впрочем, что это мы всё о политике, да о политике? Итальянский «Vanity Fair» вышел с Брижит Бардо на обложке. В этом году знаменитой Брижит будет восемьдесят. Красавица-актриса останется вечно молодой для миллионов людей благодаря вышедшим с нею фильмам. Поэтому и фотографию поставили, скажем так, полувековой давности.

Metropoli (Испания)

10

У испанского «Metropoli», специального приложения к газете «El Mundo», получилась настоящая типографическая обложка. Выпуск посвящён фильму «Отель „Гранд Будапешт“», впервые показанного в феврале этого года. Буквы названия приложения спрятались в здании и игриво выглядывают из окон. Отметим классные тени от оконных створок. А почему они такие классные? Да потому что на обложке — фотография. На картоне рисовал Луи Парейо, а фотографировал Энджел Бесерилл.

Dazed & Confused (Великобритания)

11

12

Ну и напоследок две обложки одного выпуска британского журнала «Dazed & Confused» с несравненной Скарлет Йохансон в двух образах: роковой женщины и девчонки с соседнего двора. Какая из этих обложек Скарлет нравится вам больше?

09:08

Максим Пономарёв по нашей просьбе собрал десять самых интересных, на его взгляд, январских и февральских журнальных обложек.

The Vanity Fair Hollywood

1.1

1.2

The Vanity Fair Hollywood — ежегодно выпускаемое приложение к журналу «Vanity Fair». Количество знаменитых актёров на тройной обложке юбилейного двадцатого выпуска просто зашкаливает.

Это 12 самых выдающихся актёров и актрис предыдущего года, сфотографированных Энни Лейбовиц: Джулия Робертс, Чиветел Эджиофор, Джаред Лето, Лупита Нионго, Идрис Эльба, Джордж Клуни, Майкл Б. Джордан, Наоми Харрис, Бри Ларсон, Чедвик Боузман, Марго Робби и Леа Сейду.

Кстати, стоит отметить два интересных факта. Первое: соотношение «белых» и «тёмных» актёров на обложке равное — толерантность тут как тут. И второе: знающие люди пишут, что Джулия Робертс и Джордж Клуни появились на обложке «The Vanity Fair Hollywood» впервые.

The New Times

tumblr_inline_n1vj0ilKY91qztu2q

Окровавленный щит — иллюстрация того, что сейчас происходит на Украине. Журнал «The New Times» не боится шокировать. Впрочем, кого сейчас можно впечатлить кровью?

National Geographic

2

Как признался креативный директор журнала Билл Марр, лица людей редко украшают обложки «National Geographic». Но январский номер — нарушение «правила».

На обложке фотография молодой девочки по имени Нхиэка-э племени Каяпо, одного из бразильских племён Амазонской низменности (Фотограф Мартин Шоллер). Ей выбрили клин на голове, раскрасили лицо и выщипали ресницы с бровями: идёт подготовка к одному из обрядов. Лицо девочки настолько экзотично, что волей-неволей заинтересуешься обложкой.

Volkskrant Magazine

3

Впервые вижу обложку журнала, сделанную в виде постера к фильму. На обложке фотография работы знаменитого Робина де Пюи. Красивая девушка — нидерландская актриса Анна Дриджвер, которая сыграла в новой экранизации «Унесённых ветром».

Esquire

4

Нечасто русская версия журнала «Esquire» балует нас девушками на обложках. И, возможно, он и полюбился многим именно за то, что не шёл проторённой другими мужскими журналами дорожкой. Тем не менее мимо англо-австралийской красавицы Наоми Уоттс пройти невозможно. Рука тянется к журналу.

The Big Black Book

tumblr_inline_n1uksgmrqf1qztu2q

А вот английская версия «Esquire» наоборот отказалась от девушек и лиц знаменитостей в своём приложении и выпустила номер с чёрной обложкой и жёлтыми заголовками. «The Big Black Book» — руководство по стилю жизни для успешных мужчин, выпускаемое журналом два раза в год.

Sports Illustrated Swimsuit

6

В феврале вышел юбилейный 50-й номер ежегодного выпуска журнала «Sports Illustrated Swimsuit», посвящённого купальникам. Его обложку украсила вечно молодая кукла Барби в чёрно-белом полосатом купальнике, в котором она была впервые представлена компанией «Mattel» в 1959 году.

Фотосессию лимитированной коллекции кукол, вновь выпущенных «Mattel» в этом году, провёл спортивный фотограф Уолтер Йоус младший. Одновременно с выпуском журнала стартовала кампания «Unapologetic» («Без извинений» — рус.) с идеей о том, что не стоит извиняться перед другими за своё тело (компанию «Mattel» уже долгие годы обвиняют за нереалистичную фигуру куклы Барби).

The New Yorker

tumblr_inline_n1uo5dk8HB1qztu2q

Конечно, нельзя обойти стороной ряд американских и британских журналов, поместивших на обложку карикатуры на Владимира Путина или на Олимпиаду в Сочи. Тема одна: Сочи — территория зла, Путин — диктатор. На этой обложке журнала The New Yorker президент России скачет в костюме фигуриста, а судьи-Путины ставят ему оценки. Ярмарка тщеславия, одним словом.

ArtReview

tumblr_inline_n1v5hxk0ag1qztu2q

Британский журнал «ArtReview» славится своими оригинальными обложками. В данном случае дизайнер Джон Морган, по видимому, решил «поиграть шрифтами». Получилось так сочно, что даже логотип журнала потерялся.

DUST

5

Очередной полугодовой номер немецкого (а какого же ещё?) журнала «DUST». Собственно, можно просто дать слово создателям журнала: «Намерение этого проекта состоит в том, чтобы исследовать мир молодёжи в контексте современности, отмеченной непрерывным состоянием кризиса. Наш интерес состоит в том, чтобы выявить подлинные смыслы и мотивы молодёжи». Ну, что тут ещё скажешь?

10:38

— Вот, что мы имеем на сегодняшний день…
— Не мы, а Вы.
— Что нас может спасти от ревизии?
— Простите, не нас, а Вас!
— От ревизии нас может спасти только кража.
— Со взломом, или без?
— Ну, естественно, со взломом!
— Статья 89, пункт 2. До шести лет. Не пойдёт.

(к.ф. «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» реж. Леонид Гайдай)

Недавняя истерия вокруг создания общественного телевидения была ни беспочвенна, однако яблоком раздора служил все-таки конечный продукт, когда как сама идея чего-то единого и общественного не так плоха. Запороли бы правда все только отечественной продукцией, не понимая, что мы иногда любим западное не от того что любим этот самый запад, а от того что просто мыслим шире и хотим развиваться в духовном плане. И если уж начинать делать что-то общественное, то может быть стоит начать с новостных потоков?

Twitter шутит:
«По всем каналам – разные новости. Включишь ОРТ – всё хорошо! Включишь НТВ – всё плохо. Включишь РенТВ – б…ь, ты произошел от рептилоидов!»

Мы живем в удивительный век высоких технологий, когда о победах и поражениях узнаем чуть не до того как они случились. Пестрые ленты твиттера и разукрашенные стены ВКонтакте позволяют быть нам всегда в курсе событий. Но есть в этих рычагах здоровой конкуренции и то, что дает основательно прорасти лени. Вы видели, что из себя представляет лента твиттера, когда случилось что-то основательное, а вы при этом подписаны на аккаунты нескольких радиостанций и газет сразу? Я не ханжа, но именно в этот момент мне не хватает именно одного новостного потока. Вся же эта вакханалия из ретвитов и репостов встает поперек горла. Ну кто вдруг решил, что я пройду по очередной ссылке, если уже видел эту новость обрамленную этими же буквами? А где креатив и буйство красок, за которые должны отвечать акулы пера? Или и на журфаках сейчас тоже больше всего уроков физкультуры, где отрабатывают быстроту реакции на новость?
Как бы то ни было, а новые технологии теперь установили и правило качества. И это читатели должны бегать в поисках нового выпуска издания, а не само издание должно прилетать к нам в руки. Так что рано пока нам пенять на цензуру, которая якобы сжимает в тисках свободную прессу. Чего там сжимать-то, а?

Простота оформления – удел продуктовых магазинов и овощных рынков. Так почему мы должны покупаться на очередной кэпслочный заголовок от промежуточного издания? Можно было бы обойтись и каким-то одним новостным каналом. Вот только каким? Кто здесь особенный? Претензию же стоит высказывать не столько изданиям, сколько и нам самим. Все эти многочисленные репосты от нашего имени, которые делают из нас чуть ли не репортеров модных изданий, извращают понятие качественной журналистики. Так может перестать просто копировать новость, а уже начинать разбавлять их своими комментариями? Ведь мы любим говорить, что лучшее поздравление с праздником – это то, которое идет от чистого сердца. Так почему, черт возьми, продолжаем копировать стихи, надеясь что нас оценят по достоинству? Потому что читаем одинаковые новости?

— Кого провожаете?
— О, это великий человек!
— Чем же он велик?
— Он первый познакомил нас с синематографом.
— В таком случае, я второй. Меня зовут Секонд
(к.ф. «Человек с бульвара Капуцинов» реж. Алла Сурикова)

12:33

— Я понимаю вашу иронию, профессор, мы сейчас уйдем. Только я, как заведующий культотделом дома…
— Заведующая.
— Заведующая. Предлагаю вам купить несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
— Нет, не возьму.
— Вы не сочувствуете детям Германии?
— Сочувствую.
— А, полтинника жалко?
— Нет.
— А почему?
— Не хочу.

(«Собачье сердце» реж. В.Бортко)

NYX

***

В одном из эфиров известной радиостанции, главред журнала «MAXIM», Александр Маленков, сказал, что, безусловно, есть давление на бумажную версию глянца со стороны компьютерных форматов этих же журналов, но пока печатная индустрия держит удар. Конкретная же «хана» наступит якобы тогда, когда сам планшет или другой какой гаджет можно будет сложить или просто свернуть в трубочку. Конечно, все это было не таким уж серьезным разговором, однако, в каждой шутке есть доля шутки и опасность для изданий со стороны высоких технологий на лицо. Лежит, правда, в несколько другом направлении.

Если посмотреть на чтиво недавнего прошлого, то можно сделать некоторые выводы о плотности занимаемого им сегмента. Газету приносили Шерлоку Холмсу в дом «221B», газеты продавали и уличные мальчишки в «Человеке-амфибии». Газету читал за завтраком мистер Бэнкс из «Мэри Поппинс» и газета в руках папы дяди Фёдора в «Каникулах в Простоквашино» когда тот находился на курорте (!). Вот оно, золотое время печатной продукции. Ее покупали и даже если читали не все, то уж просматривали точно. А что происходит сейчас, когда у многих монстров глянцевой продукции есть свое мобильное приложение?

С одной стороны – нам бы радоваться, что живем в век высоких технологий и что если подписаться на некоторые новостные каналы изданий, будешь всегда в центре яркого дайджеста из всех новостей. Но как быть с тем, что мы, в гонке экономии времени теряем целостность продукта, а общий фон издания размывается? Мы нарушаем некий ритуал, а перечисленные выше сцены с участием газет в жизни кино и мультгероев так же теряют всю прелесть. Да, очень удобно стало и информативно, но что мы сможем сказать о человеке, если только «по одежке» и встретили? Красив, интересен (возможно)…а дальше? Можно ли рекомендовать своим друзьям знакомство с этим человеком? А как быть с психологическим фактором коллекционирования, которое напрочь занижается цифровым форматом? Где сам факт обладания и тактильных ощущений?

Не хотелось бы думать, что все это начинающееся стариковское брюзжание, но думать о будущем газет и глянца в целом – страшно. Уже сейчас все меньше людей читает журналы, а некоторые из них давно «перевели» свой любимый глянец на планшеты последнего поколения. И можно было бы восхищаться зарождающейся эксклюзивностью своей глянцевой библиотеки и тем самым запахом настоящей печатной продукции, но ведь не ради запаха мы покупаем себе чтиво (хотя, есть что-то в идее ванильной версии журнала Playboy, если бы такая вообще существовала). Но пока, коллекционирование подобных вещей делает из нас лишь первобытных мамонтов. Нам суждено стать «ценителями винила в мире цифры», но вот за непревзойденный вкус нас никто не оценит. Сейчас же модно «о вкусах не спорить»

***

— Еда, Иван Арнольдович, штука хитрая. Есть надо уметь. А представьте себе, что большинство людей есть вовсе не умеют. Нужно не только знать что есть, но и когда, как, и что при этом говорить. А если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет: не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет
— Так ведь других нет
— Вот никаких и не читайте. Я произвел тридцать наблюдений в своей клинике. И что же вы думаете. Те мои пациенты, которых я заставлял читать «Правду», теряли в весе. Мало этого, пониженное коленные рефлексы, скверный аппетит и угнетенное состояние духа.

(«Собачье сердце» реж. В.Бортко)

11:02

Сейчас любой современный житель мегаполиса уже либо имеет смартфон (или иной гаджет), либо мечтает его приобрести в скором будущем.

Сейчас рост трафика с мобильных устройств в России (да и в мире) растёт с каждым годом, при этом многие СМИ до сих пор не сформировали чёткую стратегию по отношению к пользователям мобильных устройств. Надо помнить, что всё-таки потребление контента через мобильные устройства ограничено а) размерами экрана и б) скоростью мобильного интернета, поэтому выигрывает то СМИ, которое смогло сделать потребление контента с мобильный устройств максимально удобным для конечного пользователя.

У мобильных версий также есть несколько функций:

1) Расширение аудитории за счёт пользователей мобильных устройств;
2) Увеличение интерактива с сайтом и корпоративными социальными сетями;
3) Дополнительная рекламная возможность;
4) Дополнительный способ дистрибуции тиража.

Тут, опять же, может быть несколько путей.

Во-первых, это может быть мобильная (более лёгкая) версия сайта (без картинок, видео, анимации и т.д.). К этой же разновидности можно отнести adaptive design, когда сайт трансформируется под размеры и возможности каждого устройства сам, но при этом ( в большинстве случаев) человеку доступны картинки, видео и анимация. Эта технология очень удобна тем издателям и владельцам СМИ, которые не хотят тратится на разработку айпад-приложения, но хотят, чтобы контент сайта удобно было бы читать с мобильных устройств. К тому же, сейчас в России большинство пользователей смартфонов предпочитают просматривать сайты через браузер ( в т.ч. сайты СМИ), поэтому в какой-то степени это даже более выгодный способ. Мы однажды воспользовались именно этим подходом при разработке одного проекта, и нисколько не пожалели — только выиграли, потому что наш конкурент потратился на создание приложения и не получил ожидаемой реакции.

Во-вторых, это может быть приложение для новостей и прочих материалов. Такое приложение, например, сделали РИА-новости. Приложение позволяет пользователю мобильного устройства просматривать материалы в более удобной форме, чем на сайте. Можно создавать приложение под отдельные проекты. Например, так поступил телеканал «ТНТ», когда сделал отдельное приложение для просмотра сериала «Интерны». Само приложение было бесплатным, но за доступ к сериям надо было платить отдельно.

В-третьих, есть киоск или подписка на digital-версию вашего печатного издания — эта технология сейчас доступна и для iPhone/iPad, и для устройств на Android. Так поступают обычно глянцевые журналы. И, внимание, сейчас будет крик души, потому что душа моя, как потребителя, негодует. Среди российского женского глянца только один журнал Cosmopolitan сделал и поддерживает нормальное iPad приложение — оно выходит раньше печатного (а для региональной аудитории это критично — осознавать то, что они не обделены), с удобным интерфейсом, оно не виснет и в приложении использованы почти все возможности, которые даёт тебе digital-версия и не даёт печатная (интерактив, ссылки на сайт, видео, каталоги и т.д.), iPad версия дешевле печатной. Самое главное — оно не висит и выкладывается вовремя! Казалось бы, это простые истины, но почему-то ими овладело не каждое глянцевое СМИ. И это приносит свои плоды: согласно медиакиту Cosmopolitan, с декабря прошлого года было скачано 210 000 приложений для iPhone и 9000 скачивается ежемесячно, у iPad-версии — 30 000 скачиваний в месяц. Показатель, скажу честно, неплохой для отечественного глянца, хотя без абсолютных чисел из других издательств что-либо утверждать тяжело.

Разберём на простых примерах моих любимых глянцевых журналов.

Российский Harper’s Bazaar  больше поход на пдфку, чем на журнал для айпада — почти никаких интерактивных возможностей в нём нет. Зато выкладывается он вовремя и стоит в два раза дешевле своего печатного аналога.

Российский Vogue просто отвратителен в этом смысле — iPad версия в киоск поступает через раз. Сейчас август 2013 года, а к приложении Vogue 8 номеров: первый, второй, третий, за март 2012 год, за март 2012 года (демо-версия), сентябрь 2012 года, ноябрь 2012 года и март 2013 года. Браво! И это при том, что Vogue — журнал, которому просто по моральным соображениям нельзя показать в чём-то своё несовершенство — аудитория этого не простит. Но надо отметить, что по качеству те номера, которые были в айпаде, были намного выше качества HB: хорошо продуманный интерактив, хорошая визуальная составляющая и ничего не висло. Я просто не верю, что от идеи приложения для айпада в Vogue могли отказаться — аудитория журнала позволяет существенную часть аудитории держать на digital-версии. Или не делайте вовсе и молчите в тряпочку о том, что у вас есть приложение для айпада.

Отдельно хотелось бы отметить айпад-приложения ИД Hearst Shkulev — Elle и Marie Claire. История с этими приложениями развивалась поступательно, неторопливо и планомерно. Сначала оба журнала «набивали руку» и сделали приложения бесплатными. Конечно, с точки зрения качества, приложения немного хромали — отдельные страницы часто подвисали, не перелистывались, были технические баги с прокруткой текста и изображениями. Если бы приложение было платным, то такие косяки бы не простили даже самому любимому журналу. За время существования приложений интерактив и интерфейс улучшились, удалось собрать feedback от аудитории, а буквально с этого месяца оба журнала вышли уже в платных версиях — за 66 рублей. Аудитория, которая привыкла читать эти журналы за бесплатно, как правило, не пожалеет двух долларов в силу привычки, к тому же это и дешевле, чем приобретать печатную версию. За время выхода бесплатной версии, айпад приложение поступало в киоск значительно позже, чем выходила печатная версия, но когда приложение стало платным, обе версии стали выходить почти синхронно. В этом смысле развитие приложений Hearst можно считать почти образцовым.

В сегодняшних условиях для того, чтобы оставаться актуальным, журнальному приложению для айпада следует помнить о том, что:

1) Айпад версия должна выходить раньше печатной или в один день с ней;
2) Цена айпад-версии должна быть ниже, чем на печатный аналог. Это логично, потому что айпад-версия экономит вам деньги на печати и логистике;
3) В айпад-версии не должно быть никаких технических багов — нанимайте тестировщиков;
4) Айпад-версия должна быть улучшенной и дополненной версией журнала, с различными интерактивными возможностями для пользователей и приятным и понятным интерфейсом.

Делать приложения вашего СМИ для мобильных устройств платными или бесплатными — решать вам. Например, те же глянцевые журналы и деловые СМИ уже активно работают с подпиской на digital-версии, правда о галопирующих масштабах роста такой подписки говорить пока рано, да и вряд ли в ближайшем будущем мобильное приложение вытеснит с прилавков печатные аналоги. На Украине вот, например, вышел деловой журнал, созданный специально для iPad — «Стратегии». Лично мне, на данном этапе развития медиарынка и новых технологий, нравится подход Elle и Marie Claire — обкатайте технологию на бесплатных версиях, соберите комментарии и выпустите нормальный, доработанный, коммерческий продукт. Ведь свою аудиторию нужно уважать, где бы она не обитала.

Привлечь внимание к мобильным приложениям можно тремя основными способами: через собственно СМИ, через социальные сети и через корпоративный сайт. Для социальных сетей и сайта важно максимально упростить человеку поиск вашего приложения, для этого нужно дать прямую ссылку на AppStore или AndroidMarket. Я понимаю, что это очевидные вещи, но, почему-то, их делают единицы, причем, даже среди уважаемых СМИ.

Этот пост завершает трилогию о digital-стратегиях продвижения СМИ (часть 1 и часть 2).

Самое главное, помните, что если вы хотите, чтобы ваше СМИ жило ещё долгие годы, начинайте вырабатывать свою digital-стратегию уже сейчас, потому что технологии развиваются быстро, и в какой-то момент вы можете просто отстать от конкурентов.

10:55

В 21 веке, наверное, уже ни одна компания не может себе позволить существовать без сайта. Это не только отличный инструмент для донесения информации до аудитории, но и отличный способ общаться с вашими клиентами и даже продавать им ваши услуги дистанционно.

И пусть последнее к СМИ пока не имеет почти никакого отношения, сайт для любого современного СМИ — обязательный must-have. Другой вопрос — как привести туда аудиторию и чем заполнять его, если у вас платное СМИ? Постараемся ответить на эти вопросы.

Можно сказать, что у сайта СМИ несколько функций:
1) Расширение аудитории бренда СМИ за счёт тех, кто читает интернет-издания и не читает бумажные СМИ (и/или не смотрит телевизор/не слушает радио);
2) Конечная ссылка с корпоративных социальных сетей;
3) Увеличение лояльности («моё любимое СМИ есть везде»);
4) Поддержка интереса к контенту (анонс номеров, выпусков, передач, эфиров);
5) Дополнительная рекламная возможность.

В нашу digital-эру многие издатели задаются вопросом — как заполнить сайт платного СМИ. Моё мнение — взгляните объективно на своё СМИ. Если вы представитель регионального платного СМИ, то простите — вы обязаны транслировать весь свой новостной контент через сайт, иначе вы потеряете аудиторию, рейтинги, а в скором будущем —  и рекламодателей. Региональная аудитория пока живёт за счёт бесплатного интернет-контента и не готова за него платить, пока с этим надо смириться. Когда новости будут только в интернете и не будет никаких аналогов, вот тогда за это можно будет брать деньги.

Если вы представитель делового СМИ федерального уровня, то вы можете пойти двумя путями — региональным (писать на сайте о том же, что и в газете) или новаторским (предоставлять ограниченный бесплатный доступ к своему контенту на сайте). Вторым путём пошли «Ведомости». Они, конечно, молодцы, но меня смущает факт того, что они нигде не рассказывают открыто о количестве платных подписчиков на цифровую версию, что даёт мне повод думать, что это их новшество пока не настолько успешно воспринято аудиторией, как они того ждали. Поэтому советовать второй путь я бы пока не стала. Хотя в перспективе, конечно, деловая аудитория больше других готова платить за качественный контент — это можно увидеть на примерах журналов Harward Business Review, «Генеральный директор», «Стратегии», СЕО. Цены на эти журналы выше, чем на обычный глянец и general-interest, потому что эта аудитория в перспективе готова платить за обладание информацией.

Есть третий вариант, который хорошо освоили те же глянцевые издания. Создайте на сайте контент, который отвечал бы интересам и ожиданиям аудитории, но не дублировал бы контент печатной (платной) версии. Сделайте интерактивные тесты, новости по теме, голосовалки, колонки, обсуждения, возможность задать вопрос эксперту, повесьте гороскоп и всё в этом духе. Тексты печатной версии можно публиковать иногда или в урезанном варианте. Не знаю как долго, но какое-то время такой подход будет жить.

Ещё одна распространённая разновидность сайта СМИ — это сайт-визитка. Там есть все необходимые данные о вас, там часто можно посмотреть анонсы каких-то новых проектов, а иногда — даже полистать журнал или газету, выложенную в pdf. Такой подход часто практикуют региональные газеты и журналы. Это позволяет им держать на крючке аудиторию интернета, а также, что немаловажно, давать потенциальным рекламодателям чёткое представление о том СМИ, в которое они потенциально хотели бы вложить рекламные деньги. То есть такой вариант — скорее для рекламодателей, чем для читателей, зрителей и слушателей и срабатывает, когда периодичность СМИ небольшая — раз в неделю/раз в месяц/раз в квартал, а информация не является срочной.

Сайт СМИ в любом случае должен быть интерактивным и живым. Человек должен получить всю интересующую его информацию о вашем СМИ, зайдя на сайт, и получить какую-то отдачу. Некоторые сайты СМИ слишком пустые, другие — слишком заполненные. Но постарайтесь создать такой контент, который вашему читателю был бы интересен каждый день (и который можно было бы транслировать через социальные сети).

Потенциальные источники трафика на ваш сайт — это:

1) «Яндекс.Новости» и прочие агрегаторы новостей;
2) Социальные сети — причём, как ваши корпоративные, так и социальные сети пользователей;
3) Поисковики (тут важно, чтобы поисковик быстро понимал, что пользователь ищет сайт именно вашего СМИ и выводил его первой строчкой при поиске);
4) Контекстная реклама в интернете. Вы можете заказать рекламную кампанию вашего сайта, повесив рекламу на те страницы, которые видят ваши потенциальные читатели;
5) Реклама непосредственно через ваше СМИ, какой бы вид оно не имело — рекламный ролик по своему же каналу, рекламный макет в журнале и газете, интерактивная страница в приложении для iPad. Человек должен знать, что вы есть в интернете;
6) Реклама сайта в других СМИ медиахолдинга. Это практикуется реже, чем реклама самого СМИ, но, всё же, практикуется. Сюда же отнесёт ссылки на ваш сайт на сайтах других СМИ медиахолдинга.

Часть 1Часть 3

10:49

Продвижение в социальных сетях уже давно перестало быть уделом молодёжного бизнеса — всё больше и больше серьёзных брендов приходят в социальные сети за лояльностью и продвижением.

Для СМИ, в умелых руках, социальная сеть может стать очень мощным инструментом расширения аудитория, увеличения лояльности, увеличения трафика и т.д. Стоит лишь определить — в какую социальную сеть пойти и какой стратегии придерживаться. Не удивительно, что для каждого СМИ и для каждой отдельной социальной сети стратегия должна быть своя.

Начнём издалека. Для большинства людей то, какое СМИ они читают или смотрят — атрибут их личного самоимиджа. В особенности это касается дорогого глянца и деловых изданий (а также, соответственно, lifestyle-телеканалов и деловых теле- и радио-станций).

На деле это выражается в том, что люди любят появляться на людях с любимым журналом, и по-другому всячески демонстрировать свою причастность к миру избранных. Поэтому в части социальных сетей — это огромная возможность для развития. Если на вашей странице в социальной сети вы будете публиковать то, что соответствует мировоззрению и идеалам вашего читателя, то вы быстро обрастёте потенциально лояльной аудиторией таких же людей, как и ваш читатель. И случится это именно за счёт того, что человек, которому понравился пост в вашем фейсбуке, перепостит его к себе на страницу и тем самым подчеркнёт, что он читатель вашего СМИ (а это почётно), и приведёт на вашу страницу аудиторию с аналогичной картиной мира.

Когда встаёт вопрос о выборе социальной сети для продвижения, самый простой способ — спросить свою аудиторию о том, в какой именно социальной сети она больше всего проводит время и читает ли там другие СМИ. Для того, чтобы определить необходимую вам социальную сеть, нужно иметь ввиду и сам контент. Если вам есть что показать, т.е. у вас есть красивые картинки с фотосессий, иллюстрации или что-то ещё, идите в те социальные сети, где это больше всего будет цениться. В случае визуального контента, это Instagram, Flicr, Tumblr и…Вконтакте. Да, не удивляйтесь. В российской социальной сети чаще всего расшаривают именно визуальный контент, хотя он является и не единственно возможным. Понятно, что если вы телеканал, то вы просто обязаны быть в YouTube и Vimeo — какое бы позиционирование у вас не было. В выборе между «Вконтакте» и Facebook, западные бренды по привычке выбирают ФБ, хотя эта социальная сеть в России имеет свои особенности. Так, например, считается, что аудитория ФБ более взрослая и состоятельная, чем аудитория Вконтакте. Это не далеко от истины, хотя в России динамика численности обеих социальных сетей за последнее время сломала все стереотипы. Вынуждена предупредить, что если вы делаете ставку на в том числе региональную аудиторию, то, с большой долей вероятности, с «Вконтакте» она будет лучше знакома, чем с ФБ. Хотя, например, для деловых СМИ — как столичных, так и региональных — Фейсбук работает очень хорошо. Наверное, подробнее по выбору социальных сетей можно будет определиться, сходив на пару-тройку профильных конференций, посмотрев последнюю статистику и пообщавшись с профессионалами.

Хорошо выстроенная работа с социальными сетями решает сразу несколько принципиально важных для любого СМИ задач:

1) Расширение аудитории (привлечение новых зрителей, читателей);

2) Увеличение узнаваемости бренда среди не-читателей;

3) Увеличение лояльности у имеющейся аудитории;

4) Поддержка интереса к контенту (при размещении анонсов статей, телепередач или номеров);

5) Feedback от целевой аудитории (реакция на ваши материалы, промо и прочую деятельность);

6) Дополнительная рекламная возможность (в перспективе);

7) Представление о составе фактической аудитории СМИ без оплаты дорогостоящих исследований  (во многих социальных сетях можно посмотреть статистику по социально-демографическим показателям аудитории);

8) Увеличение трафика на сайте.

Как это работает на практике? Например, если вы — деловое СМИ, то было бы здорово, если на своей странице в социальной сети вы делали бы картинки с цитатами правил бизнеса знаменитых миллионеров, стратегов и политиков — словом, успешных людей. Если эти картинки будут оформлены в уникальном, индивидуальном стиле вашего СМИ и будут со временем узнаваться аудиторией, то считайте, что вскоре вы получите поколение лояльных бренду потенциальных читателей. И, замечу, именно той социально-демографической категории, на которую вы рассчитываете.

В связи с этим, абсолютно не понятно почему эту простую, по большому счёту, стратегию, не используют активно деловые и глянцевые (да и прочие категории) СМИ.

Вот, например, сравним количество подписчиков в социальных сетях у ведущих женских глянцевых журналов (мы сейчас говорим о российских изданиях, конечно). Данные в таблице приведены за август 2013 года.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Instagram

Совокупная аудитория

Glamour

14 381

26 789

327 000

29 959

398 129

Cosmopolitan

157 774

462 058

6 065

625 891

Cosmopolitan Shopping

8 367

8 367

Vogue

58 665

158 000

22 450

245 374

484 489

Harper’s Bazaar

3 468

4 226

128

7 822

Elle

27 463

46 031

3 296

164 888

241 671

Совершенно не является никаким сюрпризом то, что лидер по охвату аудитории социальных сетей — российский Cosmopolitan. Самое большое количество подписчиков на российский Cosmo нашлось в твиттере, и в этом он обошёл все другие глянцевые женские журналы. Cosmo же является и лидером по количеству подписчиков и в другой социальной сети — Вконтакте. Причём, это если не брать в расчёт отдельную страницу Вконтакте, посвящённую проекту Cosmo Beauty. Инстаграм издания используется с умом (картинки нового номера, фото отчёты со знаковых мероприятий, будни из жизни редакции и т.д.), но не часто. Покорить изданию не удалось только фейсбук — несмотря на то, что страница в ФБ у Cosmo есть, видимо, в 2011 году редакция оставила попытки расширить аудиторию за счёт этой социальной сети и решила покорять более новые и молодёжные платформы. Впрочем, для молодёжного глянцевого журнала, у Cosmopolitan самая образцово-показательная политика SMM. У них есть чему поучиться. Но не будем забывать, что в России к этому журналу совершенно особенное отношение, т.к. Cosmo стал пионером российского глянца, и во многом задал темп развития индустрии. Поэтому, наверное, и находится в авангарде своего сегмента.

Главный конкурент Cosmo на российском рынке — Glamour — по охвату аудитории социальных сетей сильно отстаёт — больше чем на 200 тысяч человек. Зато в арсенале журнала находятся все социальные сети, в том числе и не покорённый Космополитаном Фейсбук. Правда, контент в ФБ и Вконтакте практически не отличается — что, как мне кажется, большая ошибка. Instagram издания вообще не заявлен на сайте российского Glamour (в отличие от менее популярных Zinio и Tumblr), поэтому чтобы его найти, нужно было приложить какие-то усилия, что, конечно, тоже не говорит в пользу SMM-политики Glamour. Хотя Instagram, надо сказать, тоже образцово-показательный — не такой панибратский как у Cosmo (не будем забывать о том, что Glamour, как и все издания Conde Nast исповедает философию Class not the mass), но в меру гламурный и жизнерадостный.

В сегменте журналов о высокой моде, Conde Nast обошёл своего главного соперника — Sanoma Independent Media: Vogue в каждой из социальных сетей значительно обходит показатели Harper’s Bazaar. Причём, настолько, что иногда может показаться, что целенаправленно социальными сетями в HB никто не занимается. Взглянуть хотя бы на показатель по Твиттеру. Надо сказать, что несмотря на количество подписчиков, обоим изданиям бы не мешало больше внимания уделять адаптации контента под особенности социальных сетей. Например, показатели Vogue по твиттеру можно было бы значительно улучшить, публикуя не ссылки на посты на сайте, а фотографии из этих постов. На деле это выглядит так, что некоторым пользователям смартфонов становится лень щёлкать по ссылкам, но они с большим удовольствием открывают картинки. В случае с Вогом, контент тот же самый: львиная доля постов в твиттере приходится на фото знаменитостей на улицах разных городов. Этот контент преобразовать в картинки уж точно не стоило бы никакого труда, и количество ретвитов бы увеличилось.

Отдельно хотелось бы отметить политику журнала Elle. Тут главным флагманом развития выступает главный редактор Елена Сотникова, которая, благодаря своей страничке в Facebook смогла добиться внушительных показателей по этой социальной сети. Кстати, страница главного редактора в ФБ активно пиарится и через сам журнал — как «Дневник Елены Сотниковой». И это очень хорошо.

Елена Сотникова, Elle

Российскому глянцу в социальных сетях не хватает персонализированного подхода, авторитетного мнения. Среди выходцев из глянца, потребность российской аудитории в экспертном модном мнении удовлетворяют через свои странице в Фейсбуке только Елена Сотникова и Эвелина Хромченко. За что, конечно, честь им и хвала, но всё-таки двух человек на всю страну будет мало.

Впрочем, развивать свои отношения с аудиторией через социальные сети стоит не только глянцевым и деловым СМИ — это лишь самая благодатная целевая аудитория. Традиционно в продвижении через социальные сети преуспевают интернет-издания, т.к. основная часть трафика приходится именно на социальные сети, особенно когда СМИ новое. Но тактика продвижения в социальных сетях интернет-изданий несколько отличается от, например, печатных газет, потому что им не надо беречь интригу, чтобы реализовать тираж, поэтому в социальные сети они могут выкладывать хоть каждую свою новость — лишь бы не надоесть подписчикам.

Самое главное — определить в какой информации ваша аудитория испытывает потребность, и, что немаловажно, хотела бы получать эту информацию именно от вас, и именно в социальных сетях. И нужно понять, какой информацией из платного номера вы могли бы пожертвовать без особых потерь для реализации тиража  рейтинга передачи на ТВ. В социальных сетях, например, хорошо работают всякие дразнилки — трейлеры новых серий сериала по вашему каналу или фото обложки журнала.

Часть 2, Часть 3

10:43

В медиаиндустрии очень важна роль эмоциональных факторов, самым значимым из которых является конкретная личность, участвующая в создании медиапродукта (журнала, сайта, телепередачи и т.д.).

Это может быть главный редактор, колумнист, или ведущий передачи. Привлечение интересной личности в процесс производства и продвижения продукта может мгновенно повысить рейтинги газет, журналов, отдельных теле- и радиопередач или даже целого канала. Однако, и тут есть свои особенности.

У привлечения известной личности к созданию медиапродукта, как правило, существует несколько форм.

1) Титульное СМИ

В России примеров таких не припомню, но то, что я зову титульным СМИ носит имя своего отца-основателя (или матери-основательницы — как угодно). Самый известный, пожалуй, западный пример — это Oprah Magazine, основателем, издателем, редактором и главным идейным вдохновителем которого является известная американская шоу-дива Опра Уинфри. Фигура Опры, которая в своё время сделала себе имя на ток-шоу, позволила обеспечить журналу известность, узнаваемость, рекламу и гарантированную аудиторию буквально с первых выпусков. И журналу абсолютно не мешает, что на 99% обложек журнала — сама Опра.

Чаще приём титульного СМИ осваивают телеканалы в форме авторской передачи. Но этот приём срабатывает тогда, когда личность — стопроцентно узнаваемая и знакомая большинству (лучше абсолютному большинству) зрителей или слушателей. Хорошими примером является «Собчак живьём» на ТК «Дождь» и «Познер» по «Первому каналу». Это, как в рекламе ЛДПР последних лет: это тот случай, когда ничего больше зрителю говорить и объяснять не надо — ему и так понятно что это за человек и о чем, скорее всего, будет передача. Варианты телепередач а-ля «Новости мира с Васей Пупкиным» не годятся, потому что если вы хотите добиться реального увеличения рейтинга за счёт этой передачи, то Вася Пупкин должен быть узнаваемой всем фигурой. Проверить значимость фигуры в конечном счёте очень просто — замените «…с Васей Пупкиным» на «…с Ваней Жопкиным» — и если вы не получите никакого общественного резонанса в виде гневных звонков в редакцию, разоблачительных твитов и новостей в лентах о том, что у Васи Пупкина вероломно отобрали передачу — то личность Васи для зрителей хоть сколько либо значимой, скорее всего, не является и на ваш рейтинг вряд ли как-то повлияет.

2) Приглашённый редактор

Другая, на мой взгляд, очень удачная форма celebrity endorsement в медиабизнесе — это приглашение публичной личности на пост главного редактора (или другую, столь же значимую позицию).

Мой любимый пример — это приглашение Ксении Собчак на пост главного редактора вымирающего и мало кому известного журнала Sex and The City. И пусть она изменила в журнале практически всё, журнал после этого стал продаваться и расширил аудиторию в разы — как за счёт известного всей стране имени Собчак, так и за счёт значительных изменений в концепции, содержании и оформлении журнала. Твиттер, телепередачи и скандальные выходки самой Собчак помогли как продать журнал читателю, так и привлечь под смену концепции дополнительную рекламу. Это удачный пример того, как публичная личность оказалась ещё и грамотным медиастратегом. К сожалению, больше в России я таких примеров не припомню.

Кстати, ещё одна интересная разновидность — это приглашение медийных личностей для временной редакции номера. Как правило, это и есть то, что широкие массы подразумевают под феноменом «приглашённого редактора».

3) Имя-слоган

Стратегия имени-слогана с виду может быть похожа на титульное СМИ, но тут есть значимое отличие — личность, участвующая в разработке проекта, не меняет подхода к медиапродукту кардинально. Роль человека может быть только продвиженческая — она помогает популиризовать СМИ среди большего количества потребителей. Но содержательно суть СМИ они мало меняют. Для меня ярким примером такого сотрудничества является журнал Star Hit, который позиционируется как «Журнал Андрея Малахова». В этом случае имя знаменитого ведущего «Пусть говорят» помогает продавать журнал тем, кто смотрит передачу с его участием. И да простит меня Андрей Малахов, в жизни таблоида мало что поменяется, если формально он останется журналом Андрея Малахова, но редактировать его будет не сам Андрей Малахов.

Кстати, это один из немногих примеров удачного celebrity endorsement в Hearst Shkulev Media. Если обратить внимание, то через StarHit тонко пропихиваются через внутреннюю рекламу и другие проекты издательского дома — сайт Woman’s Day, журналы Psychologies и «Счастливые родители». Наверное, это можно объяснить ещё и тем, что жена Андрея Малахова — Наталья Шкулёва — издатель HSM, поэтому использует все ресурсы для увеличения аудитории вверенных ей проектов. А может быть, причина и в том, что Андрей Малахов — единственная яркая медийная фигура, которую удалось привлечь в Хёрст, поэтому на его имя и легли все публицитные нагрузки других проектов.

4) Колумнист (эксклюзивный автор)

Если вы более консервативный руководитель и кардинально менять менеджмент в СМИ вы не собираетесь, то можно привлечь медийную персону в качестве колумниста, блоггера, автора, редактора рубрики и всё такое прочее. Главное тут — чтобы человек реально был медийной личностью, имел свою точку зрения и умел её излагать в интересной форме. Желательно, чтобы у него были большие ресурсы для максимального донесения до заинтересованных читателей информации о том, что его колонка вышла в вашем СМИ — он может упомянуть о ней на ТВ или радио, сообщить своим подписчикам в твиттере и фейсбуке. Если ваш блогер — входит в структуру какой-то популярной и известной компании, то в корпоративных социальных сетях этой компании и на её сайте тоже должно быть всем известно, что колонку написали именно вам. Тут главное — не брать тех авторов, которые пишут далеко не только вам — это и лишает СМИ эксклюзивности, и размывает образ вашего СМИ в глазах читателя. Вот, например, колонки Ричарда Бренсона в самых разных по охвату и уровню желтизны СМИ уже даже в России перестали быть диковинкой, поэтому не надо брать настолько безотказных людей в колумнисты. Помните, что колонка должна быть вашим непрошибаемым эксклюзивом.

Есть в России СМИ, которое стало популярно, пожалуй, во многом благодаря именно большой концентрации авторских мнений на своей площадке — это журнал Сноб и его сайт. Поэтому искусству экспертного блогерства можно как раз поучиться у них.

А теперь небольшая инструкция по эксплуатации медийных персон на благо вашего СМИ. Нужно, чтобы человек использовал все ресурсы для продвижения вашего СМИ — личные социальные сети, свои выступления на радио и ТВ, знакомства, корпоративный ресурс. Словом — всё, что может хоть чем-то помочь в расширении вашей аудитории. Человек должен присутствовать на всех тусовках, которое организует ваше СМИ, и, по возможности, попадать под объективы дружественный фото- и видеокамер на фоне пресс-уолла с огромными логотипами вашего СМИ.

Но одно дело, когда вы берёте уже готовую медийную персону и совсем другое, когда она таковой становится уже будучи на посту редактора. Цены вам не будет, если редактор вашего СМИ сможет стать медийной персоной, при этом продвигая ваш журнал. Например, так случилось с Эвелиной Хромченко, которая пришла на телевидение в качестве модного эксперта, будучи редактором журнала L’Officiel. Факт её главного редакторства упоминался в эфире первого (!) канала на протяжении всего времени, что она возглавляла журнал. Наверное, не нужно объяснять, как её появление в эфире повлияло на продажи журнала.

Сотрудничество СМИ и медийных персон должно быть обязательно взаимовыгодным — например, редакторство или ведение колонки должно приносить человеку дополнительную популярность, деньги, репутацию или продвижение его основного бизнеса. Иначе рано или поздно кто-то от этих отношений устанет. И, скорее всего, это будет не СМИ.

Однако вынуждена предупредить, что при сильной завязке репутации медийного бренда на личности, ваше СМИ может больше проиграть, если человек вдруг по какой-то причине захочет уйти или вы перестанете ему потворствовать. Так было неоднократно с журналами группы Conde Nast. Причём, не только российского представительства. Наглядные примеры — уход с поста главного редактора GQ Николая Ускова или уход из Vogue Алёны Долецкой. Усков увёл часть аудитории в «Сноб», а Долецкая — в Interview. И пусть последний проект Долецкой оказался не настолько удачным, как ожидалось, Vogue при уходе своего главного редактора потерял весомую часть аудитории. Заметьте, это при том, что оба редактора приобрели свою популярность именно за счёт занимаемых должностей, что уж говорить о том, как публичный уход Опры и Ксении Собчак повлияет на тиражи возглавляемых ими журналов.

Культ личности должен быть не единственной маркетинговой опорой вашего СМИ, иначе ваша репутация, вместе с продажами тиражей, рухнут, как карточный домик.

15:00
Фото: NS Newsflash / Flickr

Казалось бы, парадокс: человек, увлечённый медиа, не читает новости. Но никакого парадокса, на самом деле, если посмотреть чуть глубже. Во-первых, я увлечён медиа-технологиями, а не самими новостями. Новости — это результат работы технологий и людей.
Так вот. Томас Джефферсон как-то сказал:

Человек, который ничего не читает, более образован, чем тот, что читает только газеты.

100% верно было тогда и 200% верно сегодня. Почему? Потому что сегодня огромное количество информации настолько огромное, что в попытке следить за обычными новостями можно просто больше ничего не успевать. И ты станешь информационно подкованным, но совершенно необразованным, потому что кто бы что не говорил, но новости не образовывают. Да и просто некогда будет остановиться и проанализировать информацию — тут же на тебя сыплется что-то ещё… и этот процесс бесконечен.

Джоэл Гаскойн (основатель проект Buffer) тоже не читает новости. И вот его причины с моими комментариями.

Новости — негативны.
Соотношение позитива и негатива — 1:17. То есть, 95% новостей — про убийства, катастрофы, проблемы, неприятности. И понятно, почему. Потому что новости всегда были ориентированы на многочисленный плебс, который ещё со времён Римской империи был падок на такое и всегда был рад потреблять такую информацию. И это не значит, что в мире существует именно такое соотношение хорошего и плохого (1:17). Это просто значит, что «хорошими поступками прославиться нельзя«, то есть, хорошие новости не поднимут вам рейтинги и продажи. А плохие — в два счёта.
Однако это не значит, что новости должны быть все такие позитивные, нет. Просто факт есть факт. А мне этот факт не очень нравится.

Подобные новости влияют на вас.
В выступлении на конференции TED JP Rangaswami сравнил ежедневные обеды в течение 31 дня в Макдональдс с ежедневным просмотром новостного канала в течение 31 дня. Новости влияют на нашу личную окружающую среду, на наше восприятие окружающей среды. Не верите? Пообщайтесь с теми, кто постоянно потребляет новости, какое их отношение к жизни? Новости обо всём — это фастфуд, который не успевает перевариваться, вредит организму, захламляет его, потому что фастфуд делается с использованием вредных ингридиентов.

Возможности, которые вы можете получить вместо потребления новостей.
Сколько времени в день вы сёрфите по сети, на новостных сайта, смотрите новостное ТВ о том, что вас напрямую не касается? Что такого важного вы вынесете для себя из новости о том, что наш президент стал журавлинным альфа-самцом, а какой-то полицейский получил ножевое ранение? Ничего. Но зато вы будете в курсе этих событий. Зачем? Ваша работа, жизнь как-то с этим связана? А теперь подумайте, что можно было бы сделать за это время полезного для вас лично, для семьи, для своего проекта. Джоэл, о котором я сказал чуть выше, в то время, как его родители смотрели ежедневый выпуск новостей, играл в компьютерные игры. Это, по его словам, породило в нём любовь к IT, к программным кодам и вылилось в его бизнес — сетевые приложения. Сколько таких возможностей мы упускаем, вглядываясь в бессмысленные сотни, тысячи сообщений в новостных лентах?

Поэтому я и не хочу читать/смотреть/слушать выпуски новостей, сайты и газеты. Это — бесполезная трата времени.

Тот же Томас Джефферсон месяцами не читал газеты и считал себя счастливым. Вспомните, кем он был.

Но теперь о том, что новости всё же стоит читать.
Да, я читаю новости. Но только те, которые мне важны и которые могут повлиять на меня, на мою работу, на мою жизнь. Они связаны с моими интересами. Это очень узкие сегменты новостных лент, которые отбирают для меня другие люди и сервисы.
В связи с этим придумалась такая штука, которую можно называть «информационным кураторством». Этот термин как-то всплыл в разговоре с Арменом Петросяном, когда мы обсуждали медиа. То есть, существуют люди, которым ты доверяешь и которые отбирают из информационного потока важную/интересную/полезную информацию, фильтруют её и выдают в виде своего кастомизированного потока. Как-то я столкнулся с «проектом одной новости«, на котором в день появлялась всего одна новость, которая была отобранна группой влиятельных медийных профессионалов. Это как раз и есть то самое «информационное кураторство». Подробнее об этом я уже писал не так давно. По похожей схеме я строю, кстати, этот блог. Сотни новостей в день попадают в мои ленты, я отбираю 2-5 новости, темы, которые появляются здесь. Остальные отсеиваю.
И вот если удастся подобрать таких «информационных кураторов», тогда ты оградишь себя от вероятности захлебнуться в тоннах информационного мусора.
Поэтому я всё же в курсе про то, что считают важным те, чьему мнению я доверяю. Другое дело, что важно понимать важность и фильтровать всё, чтобы попадает в твои информационные потоки.
Это всё — технологии, позволяющие не захламлять мозги, оставляя их для более важных дел, нежели перелопачивания всякого медийного хлама.

Кстати, в ближайшие дни я расскажу как раз именно о технологиях, с которыми работаю, обеспечивая себе свой собственный информационный поток.

13:54
Фото Isaak Mao / Flickr

Новость из разряда «почему в нашем блоге так мало новостей с российского медиа-рынка«. Потому что наши новости, как правило, вот такие.

С 1-го сентября 2012 года начинается программа «воспитания детей» на российском телевидение. С этого дня ответственность на воспитание ребёнка перекладывается с родителей на ТВ. Теперь телевидение будет носителем доброго и умного, будет ограждать ребёнка от жестокости мира, прививать ему художественный вкус и нравственные идеалы. Хоть некоторые ведущие «новостных» телепрограмм отрицают его существование, но другие подтверждают, что существует список неупотребляемых теперь с телеэкрана слов и рекомендации по православному этическому переформатированию телевидения на благо наших детей.

Благое, конечно, дело (наши дети должны смотреть правильное телевидение, это проще, чем родителям объяснить своим детям, что такое хорошо и что такое плохо, исходя из собственных убеждений и собственного нравственного устоя), но с каким-то нехорошим душком. Хотя текст рекомендаций для телеканалов — удивительно весёлое чтение. Давайте по нему пробежимся.

Итак. Для начала — список слов, которые пропадут из эфира:

  • «хачик», «чурка», «пиндостан», «жид», «косоглазый», «мент», «пенсюк», «школота», «старичье», «муслимка» и т.п., за исключением случаев, когда употребление таких слов обусловлено сюжетной линией и художественным замыслом;
  • заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» приводит свой список подобных слов (правда, не указывая источник), куда входят слова «гей», «геморрой», «голубой», «хер», «жопа», слова типа «Мухосранск» и т.п.

Впрочем, слова — это не так и страшно, потому что, если честно, надоело, когда каждый с экрана считает своим долгом употребить какой-нибудь жаргонизм или грубость. Веселье начинается дальше, когда мы доходим до изображений. Если руководствоваться этими рекомендациями, то из дневного эфира должны попросту уйти каналы НТВ, Перец, ТНТ, Боец и т.п.

Пример 1:
В дневном эфире не будет программ и фильмов, рассказывающих о курении, алкоголе, азартных играх (то есть, телевикторины с денежными призами уходят в ночной эфир, чтобы у детей, не дай Бог, не выработалось понимание, что деньги делать легко). Я бы добавил сюда любые репортажи про стартапы и привлечение инвесторов в них, потому что они демонстрируют примерно одно и то же с телевикторинами. Так же не будет боёв без правил, любительских роликов с сценами конфликтов и насилия и (цитата) «фильма «Не грози южному централу» с изображением сцен употребления марихуаны». Так же не будет сцен насилия, трупов, смерти (разрешена «обусловленная сюжетом демонстрация несчастного случая, катастрофы в условной форме без реалистических подробностей и деталей, а также без демонстрации последствий такого события (трупы, раненые, искореженные транспортные средства и т.п.). Подобное изображение не должно нести в себе признаков того, что эта катастрофа приносит кому-то тяжелый вред, боль, увечья. Упоминание или изображение условной смерти как «засыпания», «замирания» без мучений и натуралистических подробностей, а также без демонстрации трупных признаков и признаков разложения.»). Вообще, это довольно редкий случай, конечно, когда катастрофы приносят боль и вред.

Пример 2:
Днём не будет фильмов с эротическими сценами (это самый забавный пункт). Цитата: «Не запрещена, но подпадает под временные ограничения демонстрация половых органов, при условии отсутствия фиксации на их изображении и если это обусловлено творческим замыслом произведения с признанной культурной и художественной ценностью. (Например, сцена «Ночь на Ивана Купалу» в фильме А.Тарковского «Андрей Рублев» (приз FRIPRESSI Cannes’69) либо сцены с обнаженной натурой в фильме П. Гринуэя «Отсчет утопленников» (приз «За лучший художественный вклад» Cannes’88).» Вопрос: кто будет определять культурную и художественную ценность? Боюсь преположить, кто, если честно.
Так же днём на тв не увидеть «огурец и лежащие с двух сторон от одного из его концов яйца», которые «могут считаться символическим изображением мужского полового органа, а определенным образом и в определенном контексте демонстрируемый цветок растения семейства орхидеевых может вызывать ассоциацию с женским половым органом и т.п«.

Пример 3:
В дневном эфире не будет «демонстрации информации, побуждающей неуважительное отношение к родителям и другим членам семьи«. То есть, любая фраза про Павлика Морозова вырезается из эфира? Равно как и вырезаются из эфира новости про то, как муж бросает жену и ребёнка, уходя к любовнице. Или нет? Кто будет это определять? Как быть с фильмами типа «В моей смерти прошу винить Клаву К.», где кроме всего прочего есть вполне явные аллюзии к суициду, информация о котором так же запрещена к показу в дневное время.

Пример 4:
Днём мы не увидим программ и фильмов с «романтизацией облика преступников и хулиганов, превращение их в положительных героев, демонстрация противоправного поведения без его осуждения«. Это вообще целый пласт отечественных художественных фильмов из нашего детства. Любой, начиная от «Тома Сойера», заканчивая «Тремя мушкетёрами», «Гардемаринами», «Приключениями итальянцев в России» и т.п. А что говорить про фильмы типа «11 друзей Оушена».

Ну и то, что можно показывать, но с ограничениями.

Пример 1:
«Допустима демонстрация легких форм насилия, поданных без излишних реалистических подробностей и деталей, в виде игры, смешной ситуации, заслуженного результата неправильного поведения или нехорошего замысла. При этом насилие должно в форме не вызывающей ощущения, что это насилие наносит вред здоровью и жизни. При этом сами по себе акты насилия не должны являться основным содержанием произведения и должны быть сюжетно оправданы. В самом произведении должна быть четко выражена дихотомия «хороший — плохой» герой, при этом плохой герой должен быть «плохой» условно, обладающий симпатичными чертами и внушающий надежду на то, что он исправится и станет «хорошим».«. В качестве примера приведены мультфильмы «Ну, погоди» и «Том и Джерри», а так же — «кулинарные шоу, викторины, потребительские гайды» (естественно, только с лёгкими формами насилия).

Вообще подобные запрещательно-рекомендательные попытки поправить пошатнувшуюся нравственность народа напоминают операцию по восстановлению девственности. Вроде бы, всё теперь снова красиво и цело, но все же прекрасно знают, откуда это всё взялось, какой доктор и за сколько эту операцию делал. Плюс, голову-то никуда не деть, в неё заново не внести девственность (в широком смысле). Эти потуги (если оставить гражданские истерики) являются типичным примером собаки, которая гонится за своим хвостом, лесоруба, который рубит сук, на котором сидит, плевком в собственный колодец, попыткой забить причину следствием.

Телевидение — это отражение того, что происходит в обществе. Меняя отражение, не поменять общество. Я не верю в то, что люди, которые воспитываются на телевидении, станут лучше. Это по умолчанию ущербная категория людей. Они не видят разницы между плохим и хорошим, считая, что её должно объяснять телевидение. Увы, это не так. Разница объясняется родителями и самим себе, когда ты включаешь голову и начинаешь думать, а не быть тупой потребительской приставкой к центральным телеканалам.
А любая цензура в таком глупом формате, который нам предлагают, это плохо. Потому что под это всё попадёт многое, чего в рекомендациях не указано, но что, при желании, можно подвести под любую из «запретных категорий». И вот тут уже становится страшно. Но уже не за детей (своих детей мы сами воспитаем, без лицемерных указок из телевизора), а за глобальные понятия типа «свободы слова».

Лукавство это всё. Слова про «заботу о детях». Что смотреть на ТВ должно решать не ТВ, а родители. Дети же просто уйдут в интернет, где цензуры нет. Не тот императив у закона и его верных приспешников.

10:56

«Я профессионал бийского говна, потому что я фотографирую мусор»

Технологии и медиа — не добро и не зло. Это инструменты. Как и для чего ими пользоваться, решает каждый для себя сам. Можно постить котэ у себя вконтактике, можно делать новостные ресурсы, а можно вести жёсткий фотоблог о родном городе. И это тоже будет персональное медиа. С городским акцентом и… запахом. FUCKYEAHBIYSK.

Так случилось, что за окном Евгения Дьяконова происходит тоже самое, что и за моим – в один город смотрим. В солнечную субботу мы отправились с Женей на прогулку, в течение которой он рассказывал, чем занимается и что это для него значит.

С февраля 2012 года Женя не выпускает фотоаппарат из рук. А началось все с того, что он вышел как-то из дома и начал фотографировать все, что его окружает, а картина была далеко не милая.

Как тебе в голову пришла такая идея?
— Я головой информационно живу не в России. Однажды вышел на улицу, смотрю все обшарпано и дико, как будто я живу в Припяти какой-нибудь. Почему так? 2012 год, ведь мы живем в будущем… Ну и решил делать фотографии. Спонтанно всё.

Что чаще всего попадает в твой объектив?
— Я фотографирую либо мусор, либо надписи. Люди сидят дома, смотрят телевизор, выходят и пишут какие-то вещи странные, сопровождая все иллюстрациями в виде гениталий. Это же ненормально. Почему мы до сих пор находимся в таком времени и возрасте, ведь зачастую пишут это не маленькие дети, а вполне уже взрослые люди.

Ты заранее выбираешь места, куда пойдешь фотографировать?
— Где живу, там и снимаю. По улице я иду с открытым взглядом, никогда специально что-то не выискиваю. Я фотографирую то, что есть. По моему мнению, в Бийске всё хорошее, что можно сфотографировать – это дети и животные. Но я всё же сфотографировал свой подъезд, чтобы показать, что я не отделяю себя, я живу здесь.

Как ты сам относишься к проблеме загрязнения города?
— Я сам не курю и не пью. Когда мы с другом идем по улице, то, по возможности, подбираем бычки. Жители как должное принимают, что кругом окурки и мусор. Я сам не особо живу жизнью города, но когда выхожу из дома, то и испытываю культурный шок. Почему так должно быть?

Я смотрела твои фотографии и увидела старые фото города, к которым ты добавил немного изюминки…
— Я нашел фотографии старого города, он ничем не выделяется и не отличается от остальных городов нашего региона. Я решил сделать виртуальный образ старого Бийска, добавив на эти фотографии героев «Звездных войн».
[slideshow_deploy id=914]
Какую цель ты преследуешь, делая эти снимки?
— У меня есть просто фотоаппарат. Это моё хобби. Я делаю это для того, чтобы себя посмешить. Смех ведь от страха, смех подавляет страх. Также это может быть самозащита, потому что я живу в таком месте. Я стараюсь это обстебать, чтобы мне не было так грустно.


Прогулка наша длилась в течение двух часов. После первого получаса мы проходили мимо торгового центра, на территории которого расположены скамейки. Две молодые девушки сидели и читали журнал, а в метре от них стояла переполненная урна, рядом куча окурков и бутылок из-под пива. Вы бы сели на эту лавку?

Ну а если серьезно. Ведь реально всех достала эта проблема, что все кругом так загажено. И ведь никто не признается, все же постоянно бросают четко в урну и никуда больше. У всех с прицелом порядок, настроен как надо. Значит вывод какой? Ночью просыпаются злые чуваки, выходят на улицу с огромными мешками мусора (который мы так старательно раскидывали по урнам и помойкам) и идут разбрасывать его по улице. Вот такое развлечение. А че еще-то делать? Ну, можно это всё снимать…

 

14:20

Огромное количество информации, которая сваливается на нас в последние несколько лет — общая тенденция. Я смотрю на своих друзей-приятелей по тем же социальным сетям и удивляюсь тому, как они всё успевают читать. А, главное — зачем?

Такой объём данных, читаемый один человеком, может свидетельствовать о том, что он, на самом деле, их нифига не читает, а вылавливает заголовки и анонсы. Не верю я в то, что человек будет читать всё от корки до корки. Получается, мы живём в информационном поле заголовков. И выигрывает в нём тот, кто придумает самый броский заголовок и уместит информацию в наименьшем объёме текста (твиттер, привет!).

Но я немного не об этом. Заметил, что на фоне такого информационного фастфуда появляются проекты, ориентированные на длительное чтение. Я даже не про проекты типа Pocket (позволяющие читать большие тексты позже), а про различные Longform и тому подобные, в которых публикуются только большие тексты из разных источников. Но ведь это тоже своеобразное плацебо. Потому что времени, чтобы прочитать эти тексты, не хватает. Мы сохраняем длинные тексты в надежде, что «вот перед сном почитаю» или «утром за завтраком», «в метро» и т.п. Отговорки это всё! Мы перескакиваем по ссылкам, выуживая заголовки. Таким образом, мы создаём вокруг себя иллюзию осведомлённости. Вроде как, «я что-то об этом читал».

Что случается, когда мы становимся во главе компаний или подразделения? Мы нанимаем себе помощников, на которых сгружаем часть текущей работы. Эту работу можно назвать «сервисной». Это как водители, уборщицы и бухгалтерия. То есть, те профессии, которые призваны обеспечивать нам возможность заниматься напрямую тем, чем мы должны заниматься, обслуживающий персонал, в общем.

А теперь представьте себе мир самого недалёкого будущего. Если уже сейчас мы утопаем в море информации, то что будет через пару лет? Отсюда вытекает одна из самых востребованных профессий/сервисов будущего. Медиа-консультант, медиа-селектор. Тот человек/сервис/устройство/софт, который будет для вас отбирать из миллионов мегабайт ежедневной информации ту, что вам нужна, важна, интересна. Не просто контекстный поиск, который сейчас уже возможен, а нечто большее.

Представьте себе сообщество людей, информационных гиков, специалистов в своей сфере, которые объединены в рамках какой-то общей платформы. Они — как раз те немногие, кто реально читает информацию, а не только заголовки. И человек (типа нас с вами) поручает этому сообществу отбор информации для себя. Он доверяет их навыкам, их вкусу. Они имеют все необходимые технологии для отбора и сортировки информации. А вы получаете в итоге некий дайджест только нужной информации. Причём, прелесть такого дайджеста заключается в том, что в нём не будет ничего дополнительного. Не будет «читать ещё по этой теме», не будет всяких related posts и прочего мусора, который затягивает нас в информационный водоворот. Только отобранная информация и ничего больше, законченный информационный блок за оговоренный период времени. Проверенная, только самая актуальная, адекватная, серьёзная, заслуживающая внимания информация. Ничего проходного. Скажете, есть уже Zite и Flipboard? Есть, но они работают по машинным алгоритмам. Им неведома эмпатия и более глубокий селективный отбор, свойственный людям. Поэтому, мне кажется, такие информационные агентства (аналоги всяких Рейтерс и т.п., но для простых людей, и умеющие отбирать информацию, а не просто рассортировывать её по рубрикам в новостной ленте) могут стать новой бизнес-нишей.

Как-то наткнулся в сети на проект Last Great Thing. Это как раз прообраз такого сервиса. Группа товарищей отбирала и публикова в течение 20 дней по одной самой-самой крутой новости каждый день. Причём, даже не делали архива таких новостей.

Чем не идея — соцсеть, где пользователь может публиковать только одну запись в сутки. Причём, ввести ещё одно ограничение — фиксированный набор рубрик и довольно жёсткую регистрацию через инвайты. Думаю, в такой сети сможет сформироваться топ людей, которые публикуют действительно важную информацию каждый день.

06:47

Медиа нет, совсем нет

Хороша тема «медийные новости вашего города»… А что если в нашем городе совсем нет медиа, ну просто нет и все.

Лето я провожу у мамы, в моем родном городе Бийск, что находится в Алтайском крае. Совсем недавно его признали наукоградом, а вот медиа в нем все равно нет. Ведь не зря же присваивают такие звания городу, и, вроде бы, развивается, но без медиа.

Не поймите меня превратно, я люблю свой родной город и всячески желаю, чтобы он процветал. В Бийске немало молодых, талантливых и креативных… И этот текст, конечно, не сведется к теме «нынче все бухают и ничего делать не хотят». Все проще. Нет возможности делать. Вот о чем этот текст.

Приехав на лето домой, я решила не сидеть сложа руки. Думаю, пойду на местный телеканал и поработаю, делать-то ведь нечего, а так хотя бы опыт, новые знакомства и прочее. Пришла. Взяли меня туда в качестве практикантки, но сразу было оговорено, что первые три месяца денег платить не будут.

Первый день практики настал. Пришла я в офис, меня усадили на диван, и около часа я ждала, когда соберется вся редакция на планерку. Редакционный состав небольшой, пять человек (четыре женщины и один мужчина). Меня усадили за компьютер и сказали «шерстить» алтайские новостные сайты. Люди добрые, таких компьютеров со времен моего детства не видела! Работала машина невыносимо медленно. На следующий день я принесла свой бук, чтобы оградить себя от лишнего стресса. Во второй день тоже ничего хорошего и полезного не происходило, я переписывала текст, одни части его выделяла болдом, другие подчеркивала и т.п., что в народе зовут «мартышкиным трудом». Больше оставаться я там не стала.

В процессе общения я узнала от работников телеканала, что у них нет своего сайта, но зато есть группа в фейсбуке (это в городе-то с населением меньше 300 тысяч человек). Похвально, конечно, что люди в курсе про фэйсбук, но мало знать технологии (хотя тут, скорее всего, речь не про знание, а про «слышал, есть такой фэйсбук, давайте там зарегистрируемся!«), нужно их уметь использовать для дела. Нужно, чтобы эти технологии работали в связке с другими, создавая цельный продукт.

В общем-то, эта ситуация типична для небольших российских городов и их СМИ, живущих обрывками информации о «внешнем мире», работающих на старых принципах даже в таком медиа-авангарде, как телевидение. Чего не хватает? Вроде бы, и знания находятся в открытом доступе — читай, изучай, применяй. Вроде бы, и люди молодые, с гибким умом. Вроде бы, даже и возможности-то есть… Но мало что меняется. Может быть, это просто не нужно той аудитории, на которую они работают? Ну тогда все еще проще — можно показать ей, КАК это может быть.

Это текст вовсе не призван осуждать людей, которые там трудятся, нет, совсем нет. Я хотела вам рассказать медийные новости моего города. Работать хочется, а медиа нет, совсем нет.