Что такое современный журналист. Разбираюсь в определениях.

Последнее время всё чаще задаюсь вопросом, а кто такой журналист. Я вот, к примеру, не журналист, я, скорее, технолог. То есть, человек, который обеспечивает возможность, которому интересно не ЧТО, а КАК. Мне интересны технологии, мне интереснее знать, какую информацию, как лучше подать, используя современные сетевые возможности.

Фото: Birger Hoppe / Flickr

А вот журналист — это медиатор между информацией и читателем. Он не должен быть глубоким специалистом в теме, как не должен проводник в электросхеме быть приспособленным только под эту схему. Он универсален, начитан, с острым умом. Это человек, который умеет находить и проверять информацию, делать выводы и связно об этом говорить. Но это каноническое. Сейчас же к этому добавляются технологии. Но суть та же: найти, объединить и показать. Технологии вмешиваются в звенья «найти» и «показать», поэтому журналист их обязан знать и применять в своей повседеневной работе. Давно прошло время человека «с Лейкой и блокнотом». Журналист это мультимедийный комбайн. Он перестал быть только добытчиком информации — сама по себе информация мало что может сегодня. Важно вплести её в контекст и грамотно подать так, чтобы она достучалась до бОльшего числа людей. А поскольку информации море, то подавать её надо заметно.

Я не считаю журналистикой то, что сейчас модно («болотные» тексты, это — рефлексия, а не журналистика). Хорошо, что есть люди, готовые за это платить, но я — не готов. Мне нужна добавленная ценность текста, его полезность и важность. Вот за это я готов платить. Готов платить за качественное представление мне этой информации.

Равно как я не считаю блогерство журналистикой. Точнее, я бы не ставил знаки равенства между этими двумя терминами. Конечно, есть множество примеров, когда блогер куда как более въедливый, чем штатный журналист. Но это не значит, что каждый блогер автоматически становится журналистом хотя бы потому, что мера ответственности разная. Блогер может написать чушь, а потом убежать в кусты своей жжшечки, а журналист создаёт цепную реакцию — неправильный контент, неправильный контекст, неправильное видение.

Вообще, кажется, что общая лень и надежда, что за каждый блогпост можно получить деньги и стать «популярным блогером» на «независимом» ресурсе, погубит российскую журналистику. Ценность профессии «журналист» девальвируется до обычной рефлексии. Равно как и любовь к старинному подходу к формированию интернет-редакции аналогично печатной так же убивает профессию современного журналиста и редактора.

Вместе со спорами о профессии идут споры и о том, каким будет будущее независимой журналистики. На мой взгляд, будущее независимой журналистики — ресурсы с 2-4 журналистами-совладельцами. Мобильные, непривязанные к месту, к кормушке автономные бригады, о которых писал Том Питерс в «Представь себе». Люди, которые пишут то, что видят в реальном времени.
Нет раздутых бюджетов из-за офисов на Красном Октябре, дизайна сайта от условной «студии Лебедева» с астрономическими гонорарами, дорогостоящими «блогерами». Потому что такие бюджеты имеют свойство заканчиваться.

Современные технологии позволяют 2-4 человекам делать то, что всю жизнь делали в редакциях десятки людей. Важно только, чтобы эти 2-4 человека имели чуть более широкие взгляды на самих себя в профессии, смотрели на технологии с открытыми глазами, впитывали их, отфильтровывали ненужные, изучали и внедряли в своих проектах нужные.

Более того, на западе это уже не будущее, а факт. Гиперлокальные медиа часто именно так и построены. Более того, часто районные и городские независимые проекты ведуться одним-двумя человеком и имеют более достойные цифры посещаемости в пересчёте на собственную аудиторию.

Конечно, до таких высот российским журналистам ещё далеко. Недавно вот Минкомсвязи предложило готовить универсальных журналистов (а один из руководителей министерства вдруг высказался в духе — журналистики нет, есть только дядя, который платит деньги). Но готовить этих журналистов будет кто? Те же олдскульные преподаватели вузов? Чему они могут в этом смысле научить? Нужна практика, а они — теоретики.
Более того, я уверен, что большинство сейчас реально работающих российских (а особенно региональных) журналистов, редакторов не в курсе даже про Storify, а что уж говорить об «универсальности». Они живут по старым канонам, считая интернет — придатком к своей работе, который часто мешает (сталкивался и с таким мнением, да) «делать журналистику». Ну смешно, конечно.

Увы, технологии тормозятся в мозгах. Контент до сих пор идёт впереди всего. Причём, контент обычный — текстовый. Не так и важно, по их мнению, как он донесётся до читателя. Редакторы всё ещё продолжают верить в волшебного невидимого читателя, который всё равно прочитает их текст просто потому что «текст же офигенный!». Да ну вот ещё! Знаете, сколько таких «офигенных» текстов делается в мире? Да ещё и на одну с вами тему! И что, мне все их читать? Увольте! Я буду читать то, что мне доставят в удобном для меня формате, с картинкам, с технически необычной подачей, то, что вписывается в мой информационный контекст. В этом и задача современного журналиста: найти, сделать, оформить и доставить мне в ридер, на мобильник или планшет в соответствии с информационным контекстом.

Резюме. Нет чёткого определения «журналист». Есть целая культура, рамки которой постоянно расширяются. Вопрос только в том, чтобы не сжимать эти рамки искусственно, оправдываясь устаревшими навыками и возможностями, а двигаться дальше, развивая себя.