Тина Браун (Newsweek): взяться за работу в Newsweek было чистым безумием

Главный редактор Newsweek дала большое интервью NYMag, в котором рассказала, что «взяться за работу в Newsweek было чистым безумием«.

Предлагаем несколько самых интересных вопросов и ответов, касающихся журналистики вообще и Newsweek в частности.

Когда вы начали работать в Newsweek, все с кем нам пришлось пообщаться, говорили в унисон: единственный, кто сможет справиться с изданием — это Тина.

Это была некая романтическая авантюра. Мы думали, что для цифрового проекта Daily Beast (теперешний владелец Newswekk) иметь ещё и печатное издание было бы очень здорово. Но всё было против нас: негибкая структура и прочие факторы. Нам потребовалось пять лет, чтобы хоть что-то изменить.
Когда я пришла в Newsweek, там не было исполнительного редактора, не было управляющего редактора, не было новостного редактора, вашингтонского редактора. Короче, никого. Было несколько прекрасных копирайтеров и молодых журналистов, но никакой управленческой инфраструктуры. Нам пришлось объединять две культуры — Daily Beast и Newsweek. Многие из штата Newsweek обналичивали свои опционы, и мы понятия не имели, кто останется в проекте, а кто уйдёт. А это было время «арабской весны» — крупнейшего новостного повода за последние лет пять.

Действительно ли Newsweek приносил $40 млн убытков?

Не могу говорить о конкретных цифрах, но только печать Newsweek в год обходилась нам в $42 млн.

Это вполне весомая причина тому, что есть смысл переводить журнал в онлайн-формат.

Именно. Этой весной мы рассмотрели ситуацию со всех сторон. И поняли, что это не просто конъюнктурная ситуация на рекламном рынке.

Вы правда не читаете Huffington Post?

Читаю. Правда, читаю.

И что вы о них думаете?

Я думаю, что у них есть отличная команда. Но так же у них есть и не самые лучшие сотрудники. Но их проект очень живой.
Мы давно дружим с Арианной Хаффингтон. Ещё со времён нашей учёбы. Она тогда училась в Кэмбридже, а я — в Оксфорде. Мы даже как-то дружили с одними и теми же парнями.

С кем же это?

Ну я не думаю, чтобы буду об этом рассказывать на страницах вашего журнала.

Расскажите о том, что вы читаете?

Моя медийная диета?
Ох… Она такая эклектичная… Сначала — New York Times и Wall Street Journal. Я всё ещё читаю New York Post. Люблю читать The Guardian. Ну и моё guilty pleasure — Daily Mail Online, они крутые.

А на бумаге?

Я люблю почитать газеты за утренним кофе, но даже мой муж — а уж он настоящий любитель печати — начинает брать за завтраком свой iPad.

Скажите, через 10 лет будет ли печать всё ещё существовать?

Короткий ответ — «нет». Ну или если будет, то печатать свои собственные газеты мы будем сами у себя дома.

А что касается крупных медиакорпораций типа News Corp., Time Warner и т.п.?

Таким мастодонтами сложно оставаться на плаву в быстро меняющемся мире. Слон не может танцевать. И я очень сомневаюсь, что к середине века кто-то из этих монстров будет существовать в таком виде, в каком они существуют сейчас.

А что из изданий таких крупных компаний вам нравится?

Forbes делают очень правильные вещи. И мне очень нравится, что Руперт Мэрдок делает с WSJ.

Вас часто называют «создателем культа знаменитостей», благодаря вашей работе в Vanity Fair. И этот культ, как многие считают, зашёл слишком далеко. Вы чувствуете ответственность за это?

Во-первых, я не считаю, что создала этот культ. Хорошие журналы — отражение своих эпох. Что сделала я? Я просто увидела этот тренд и поместила его на страницы своего журнала. Основная фишка Vanity Fair была в том, чтобы представлять звёзд как интеллектуалов, а интеллектуалов как звёзд. А сейчас эти звёзды больше заботятся о том, что делать со своей славой.
Интеллектуал вы или нет, вам всё равно хочется читать сочные истории. Мне всё равно, есть у вас докторская степень или нет, но вам почему-то интереснее прочитать про внебрачные связи директора ЦРУ, чем про что-нибудь из области хирургии.

Сейчас я буду говорить то, что про вас говорят другие, а вы будете или подтверждать, или опровергать. Тина Браун заботится только об эффекте, а не о том, насколько материал серьёзен. Это так?

Нет, это не так. Но с другой стороны — эффект это то, что создаёт общение, диалог с читателем. А для чего ещё вы публикуте информацию?

Хорошо. Журналы, в которых работала Тина Браун никогда не зарабатывали деньги.

Это ложь. Vanity Fair, когда я из него уходила, был в устойчивом финансовом положении с хорошей прибылю. Я вывела его в это состояние из убытков в $70 млн. Мы приносили $7-9 млн прибыли на момент моего ухода.

Тина Браун платит огромные гонорары авторам.

Нет. Это неправда.

Вы используете твиттер?

Да, периодически я им пользуюсь. Это забавно.

А фэйсбук?

Нет. Этим сервисом я не пользуюсь. Я вообще не хочу ни с кем общаться из моего прошлого. Я убеждена в том, что «уходя — уходи».